Юмор и шутки Сталина

       

Публикую самые интересные шутки и юмор Сталина. Хочется отметить, что шутки Сталина были очень остроумными.

 

 

 

Адмирал И.Исаков с 1938 года был заместителем наркома Военно-Морского флота. Однажды в 1946 году ему позвонил Сталин и сказал, что есть мнение назначить его начальником Главного Морского штаба, в том году переименованного в Главный штаб ВМФ.
Исаков ответил: «Товарищ Сталин, должен вам доложить, что у меня серьезный недостаток: ампутирована одна нога».
«Это единственный недостаток, о котором вы считаете необходимым доложить?» – последовал вопрос.
«Да», – подтвердил адмирал.
«У нас раньше был начальник штаба без головы. Ничего, работал. У вас только ноги нет – это не страшно», – заключил Сталин.


Разные люди, которым довелось смотреть кинофильмы со Сталиным, рассказали мне много эпизодов на эту тему. Вот один из них.
В 1939 году смотрели «Поезд идет на восток». Фильм – не ахти какой: едет поезд, останавливается…
– Какая это станция? – спросил Сталин.
– Демьяновка.
– Вот здесь я и сойду, – сказал Сталин и вышел из зала.


 

Видео

Начальник Генерального Штаба Красной Армии А.М. Василевский показал Сталину целую папку кляуз на генерала армии И.Д. Черняховского. Речь в них шла о том, что у него много женщин.
«Что будем делать?» – спросил Василевский.
«Что будем делать? Что будем делать? Завидовать будем!» – ответил Сталин.


…На переговорах шли споры о послевоенных границах, и Черчилль сказал:
«Но Львов никогда не был русским городом!»
«А Варшава была», – возразил Сталин…


 

Сталин приехал на спектакль в Худ. театр. Его встретил Станиславский и, протянув руку сказал: «Алексеев», называя свою настоящую фамилию.
«Джугашвили», – ответил Сталин, пожимая руку, и прошел к своему креслу.


 

Гарриман на Потсдамской конференции спросил у Сталина:
«После того, как немцы в 1941 году были в 18 км. от Москвы, наверное, вам сейчас приятно делить поверженный Берлин?»
«Царь Александр дошел до Парижа», – ответил Сталин.


 

Во время посещения ВДНХ Сталин обратил внимание на то, что экспонируемые помидоры подпортились, и когда садился в машину, напомнил:
«Помидоры не забудьте убрать! Но только помидоры, я больше ничего не говорил».


 

Когда Мао Цзедун был у Сталина, он попросил разрешения поселить 20 млн. китайцев на советском Дальнем Востоке.
«У меня своих 200 млн. хватает», – ответил Сталин.


 

Во время войны Сталин поручил Байбакову открытие новых нефтяных месторождений. Когда Байбаков возразил, что это невозможно, Сталин ответил:
«Будет нефть, будет Байбаков, не будет нефти, не будет Байбакова!».
Вскоре были открыты месторождения в Татарии и Башкирии.


 

Когда решали, что делать с немецким военным флотом, Сталин предложил поделить, а Черчиль внёс встречное предложение: «Затопить».
Сталин отвечает: «Вот вы свою половину и топите».


 

Лещенко, отвечая на вопрос о чувстве юмора у наших руководителей, сказал, что последним, у кого оно присутствовало был Сталин. И сразу рассказал эпизод:
Сталин любил ходить в Большой, знал всех первых артистов. Однажды, придя на «Аиду», заметил, что одного из героев, кажется, Амнеса, играет кто-то, ему не знакомый. А это был народный артист СССР Мегрелидзе (не точно, но это забыл не я, а Лещенко). Народным он стал в немалой степени из-за «дзе», т.е. играл не на уровне.
Сталин спрашивает:
– А кто это играет Амнеса?
– Мегрелидзе, товарищ Сталин, народный артист СССР.
– М-да, какое щедрое у нас государство…
И сразу добавил: «Ничего не предпринимать».


Когда Хрущев на заседании Политбюро после войны высказал свои соображения по строительству агрогородов, газ, водопровод и т.д., Сталин выслушал, подошёл к нему, похлопал по плечу и сказал:
«Мой маленький Маркс!».


 

В БТ готовили новую постановку оперы Глинки «Иван Сусанин». Послушали члены комиссии во главе с председателем Большаковым и решили, что надо снять финал «Славься, русский народ!»: церковность, патриархальщина…
Доложили Сталину.
«А мы поступим по другому: финал оставим, а Большакова снимем».


Кажется, у Константина Симонова описание спора с западным журналистом о свободе слова:
Журналист:
– Я могу перед Белым Домом кричать, что наш президент дурак.
К.Симонов:
– Я тоже могу на Красной площади кричать, что ваш президент дурак.
Журналист:
– А про Сталина можете?
К.Симонов:
– Не могу. Потому что это неправда.


 

О Рокоссовском – отличный мужик, запросто раставался с трофеями, как истинный поляк всегда первый тост поднимал за милых дам.
Сразу после войны отстроил себе дачу, все ему завидовали. А он пригласил всё Политбюро и весь Генеральный штаб, чтобы обмыть… Приехал и Сталин. Всю ночь гуляли, пели песни, вспоминали войну. Утром все прощаются, тут Сталин ему говорит:
«Большое тебе спасибо, тов. Рокоссовский, хороший детский дом отдыха ты построил».
В тот же день дом был заселен сиротами.
Сам Рокоссовский долго потом веселился по этому поводу, и несколько раз обмывали в более узком кругу дом.


 

Наркома сельского хозяйства Украины вызвали на Политбюро, Он спросил:
– Как я должен докладывать: коротко или подробно?
– Как хотите, можете коротко, можете подробно, но регламент три минуты, – ответил Сталин.


 

Как-то иностранные корреспонденты спросили Сталина:
– Почему на гербе Армении изображена гора Арарат, ведь она не находится на территории Армении?
Сталин ответил:
– На гербе Турции изображен полумесяц, а ведь он тоже не находится на территории Турции.


 

Однажды рано утром академика Тарле разбудил телефонный звонок.
– Товарищ Тарле, вы читали сегодняшнюю «Правду»?
– Нет, товарищ Сталин. Еще не успел.
– Ну и хорошо! И не читайте. А то я недоглядел.
Тарле раскрыл газету и обнаружил разгромную статью о его последней книге. Все удивлялись, как легко Тарле переживает случившееся. А через день «Правда» опубликовала о его книге положительную статью.


 

Перед войной Рокоссовский был арестован. Осенью сорокового его освободили и дали ему дивизию. Во время войны дивизия дралась так хорошо, что Сталин решил дать Рокоссовскому более крупное назначение.
Рокоссовского отозвали с фронта.
– Хорошо ли Вы знакомы с германской военной доктриной? – спросил его Сталин.
– Нет, товарищ Сталин.
– А со структурой и вооружением германской армии?
– Нет, товарищ Сталин, ведь я сидел.
– Нашел время отсиживаться.


 

Осенью 1936 года на Западе распространился слух о том, что от тяжелой болезни скончался Иосиф Сталин. Чарльз Ниттер, корреспондент информационного агентства Ассошиэйтед Пресс, решил получить информацию из самого достоверного источника. Он отправился в Кремль, где передал для Сталина письмо, в котором просил: подтвердить или опровергнуть этот слух.
Сталин ответил журналисту немедленно: «Милостивый государь! Насколько мне известно из сообщений иностранной прессы, я давно уже оставил сей грешный мир и переселился на тот свет. Так как к сообщениям иностранной прессы нельзя не относиться с доверием, если вы не хотите быть вычеркнутым из списка цивилизованных людей, то прошу верить этим сообщениям и не нарушать моего покоя в тишине потустороннего мира.
26 октября 1936. С уважением И.Сталин».


 

В первый послевоенный год министр финансов А.Зверев, обеспокоенный высокими гонорарами ряда крупных писателей, подготовил соответствующую докладную записку и представил ее Сталину. Тот попросил пригласить к нему Зверева.
Когда министр вошел, Сталин, не предлагая ему сесть, сказал: «Стало быть, получается, что у нас есть писатели-миллионеры? Ужасно звучит, товарищ Зверев? Миллионеры-писатели!».
«Ужасно, товарищ Сталин, ужасно», – подтвердил министр.
Сталин протянул финансисту папку с подготовленной им запиской: «Ужасно, товарищ Зверев, что у нас так мало писателей-миллионеров! Писатели – это память нации. А что они напишут, если будут жить впроголодь?»


 

В ряде источников излагается, как подлинный случай, такой эпизод.
Один генерал-полковник докладывал Сталину о положении дел. Верховный главнокомандующий выглядел очень довольным и дважды одобрительно кивнул. Окончив доклад, военачальник замялся. Сталин спросил: «Вы хотите еще что-нибудь сказать?»
«Да, у меня личный вопрос. В Германии я отобрал кое-какие интересующие меня вещи, но на контрольном пункте их задержали. Если можно, я просил бы вернуть их мне».
«Это можно. Напишите рапорт, я наложу резолюцию».
Генерал-полковник вытащил из кармана заранее заготовленный рапорт. Сталин наложил резолюцию. Проситель начал горячо благодарить.
«Не стоит благодарности», – заметил Сталин.
Прочитав написанную на рапорте резолюцию: «Вернуть полковнику его барахло. И.Сталин», генерал обратился к Верховному: «Тут описка, товарищ Сталин. Я не полковник, а генерал-полковник».
«Нет, тут все правильно, товарищ полковник», – ответил Сталин.


 

Обсуждалась кандидатура на пост министра угольной промышленности.
Предложили директора одной из шахт Засядько. Кто-то возразил:
– Все хорошо, но он злоупотребляет спиртными напитками!
– Пригласите его ко мне, – сказал Сталин. Пришел Засядько. Сталин стал с ним беседовать и предложил выпить.
– С удовольствием, – сказал Засядько, налил стакан водки: – За ваше здоровье, товарищ Сталин! – выпил и продолжил разговор.
Сталин чуть отхлебнул и, внимательно наблюдая, предложил по второй. Засядько – хлобысь второй стакан, и ни в одном глазу. Сталин предложил по третьей, но его собеседник отодвинул свой стакан в сторону и сказал:
– Засядько меру знает.
Поговорили. На заседании Политбюро, когда снова встал вопрос о кандидатуре министра, и снова было заявлено о злоупотреблении спиртным предлагаемым кандидатом, Сталин, прохаживаясь с трубкой, сказал:
– Засядько меру знает!
И много лет Засядько возглавлял нашу угольную промышленность…


 

Академик А. А. Богомолец выдвинул теорию долголетия, и Сталин дал ему под это дело институт. Однако сам академик умер в 1946 году, прожив всего 65 лет.
– Всех надул! – сказал Сталин, узнав о его смерти.


 

После войны Н. А. Булганина назначили министром обороны, и он стал готовиться принимать парад – учиться ездить верхом. Ему привели самую смирную кобылу, и он тренировался в кремлевском дворе. Вышел Сталин, посмотрел и сказал:
– Ты сидишь на лошади, как начальник военторга!
Сразу возникает штатский облик Булганина с бородкой и в военной форме… Парад принимать стали на автомобилях.
«Все-таки в чувстве юмора Сталину не откажешь!» – смеялся генерал-полковник А.Н.Пономарев, рассказавший мне этот эпизод. (Ф.Чуев)


 

…Партийному работнику Поликарпову сообщили, что хотят направить на работу ответственным секретарем в Союз писателей. Поликарпов взмолился:
– Я привык работать с нормальными людьми, а писатели – они же пьяницы, совершенно неуправляемые…
Когда об этом доложили Сталину, он сказал:
– Передайте товарищу Поликарпову, что других писателей у меня нет.


 

Представляя Мао Цзэдуну киноактера Бориса Андреева, исполнившего главную роль в фильме «Падение Берлина», Сталин сказал:
– Вот артист Борис Андреев. Мы с ним вдвоем брали Берлин.


 

…Сталин позвонил в Союз писателей, но его не смогли соединить ни с Фадеевым, ни с Сурковым – ни с кем из руководства. Отвечали только их секретари. Сталин спросил у членов Политбюро:
– Почему погибла Римская империя? – И сам ответил: – Потому что ею стали управлять секретари!


 

Артист Абрикосов на приеме в Кремле крикнул:
– За ваше здоровье, товарищ Сталин! – и выпил стакан водки залпом.
Сталин тихо сказал ему:
– Подумай о своем.


 

Нарком высшей школы Кафтанов во время войны ведал научными разработками. Арестовали начальника минометного управления, с которым он контактировал. Кафтанов, знавший об этом аресте, на заседании Политбюро сказал Сталину, что четыре дня не может дозвониться до этого товарища, и добавил:
– Прошу вас, товарищ Сталин, наказать его!
– А где он? – спросил Сталин.
– У нас, – ответил Берия.
…Через некоторое время этот товарищ появился в дверях.
– Садитесь, а то мы вас заждались, – сказал Сталин.


 

Конструктор артиллерийских систем В. Г.Грабин рассказывал мне, как в канун 1942 года его пригласил Сталин и сказал:
– Ваша пушка спасла Россию. Вы что хотите – Героя Социалистического Труда или Сталинскую премию?
– Мне все равно, товарищ Сталин.
Дали и то, и другое.(Ф.Чуев)


 

Ванникова в войну внезапно освободили из заключения, привезли к Сталину, и тот назначил его наркомом. Ванников сказал:
– Завтра я явлюсь в наркомат, вчерашний зэк. Какой у меня будет авторитет среди подчиненных?
–  О вашем авторитете мы позаботимся, – ответил Сталин. – Нашел время сидеть!
Утром, когда Ванников приехал на работу, на его столе лежала <Правда> с Указом о присвоении ему звания Героя Социалистического Труда.


 

К Сталину обратился патриарх Всея Руси Алексий с просьбой разрешить открыть церковь в Москве.
– Открывайте, – сказал Сталин. – Русским матерям есть за кого помолиться, есть по ком поплакать.
Приободренный патриарх осмелился попросить разрешения открыть и духовные учебные заведения. Сталин разрешил открыть богословские школы, а насчет семинарий сказал: «История знает случаи, когда из духовных семинарий выходили неплохие революционеры! А впрочем, от них мало толку. Вот видите, я учился в семинарии, и ничего путного из этого не вышло».


 

Чан Кайши назвал Сталина <великим учителем>, на что Сталин заметил:
– Тоже мне, дети!


 

Сталин ходил с Первым секретарем ЦК Грузии А. И. Мгеладзе по аллеям кунцевской дачи и угощал его лимонами, которые вырастил сам в своем лимоннике:
– Попробуйте, здесь, под Москвой, выросли! И так несколько раз, между разговорами на другие темы:
– Попробуйте, хорошие лимоны! Наконец собеседника осенило:
– Товарищ Сталин, я вам обещаю, что через семь лет Грузия обеспечит страну лимонами, и мы не будем ввозить их из-за границы.
– Слава Богу, догадался!, – сказал Сталин.


 

Из воспоминаний одного из охранников Сталина А.Рыбина.
В поездках Сталина часто сопровождал охранник Туков. Он сидел на переднем сиденье рядом с шофером и имел обыкновение в пути засыпать. Кто-то из членов Политбюро, ехавший со Сталиным на заднем сиденье, заметил:
– Товарищ Сталин, я не пойму, кто из вас кого охраняет?
– Это что, – ответил Иосиф Виссарионович, – он еще мне свой пистолет в плащ сунул – возьмите, мол, на всякий случай!


…Сергей Михалков сидел, все время глядя на Сталина, как бы призывая его обратить внимание. Сталин почувствовал это и сказал Мао Цзэдуну:
– А это писатель Михалков. Его невозможно не заметить! – имея в виду, видимо, и высокий рост Сергея Владимировича.
Молотов сидел, как обычно, рядом со Сталиным. Улучив момент, когда Вячеслав Михайлович вышел, Михалков подсел к Сталину. Молотов вернулся и, заметив, что его место занято, отошел в сторону. Но Сталин сказал:
– Товарищ Михалков, на двух стульях трудно сидеть!


 

Сталин сказал лидеру чехословацких коммунистов и первому президенту Чехословакии Клементу Готвальду:
– Ты во всей своей стране единственный порядочный человек, и тот пьяница!


 

Сталин спросил у метеорологов, какой у них процент точности прогнозов.
– Сорок процентов, товарищ Сталин.
– А вы говорите наоборот, и тогда у вас будет шестьдесят процентов.


1949 году отмечали 70-летие Сталина в Большом театре. Сталин был мрачен, не слушал речей, выходил из президиума за кулисы, курил. За кулисами навстречу ему попал венгерский лидер Матиас Ракоши.
– Сколько вам лет, товарищ Ракоши?, – спросил Сталин.
– Пятьдесят шесть, – вытянулся Ракоши.
– Комсомолец, – сказал Сталин и похлопал его по плечу.


 

Главный архитектор Москвы Посохин, докладывает Сталину идею перестройки Красной площади. Перед ним макет площади в миниатюре.
– Иосиф Виссарионович, – дрожащим голосом грит архитектор, – Здание ГУМа немножко отодвинем назад, – берет трясущимися руками макет ГУМа и отодвигает его назад.
– А Исторический музей передвинем немножечко вниз. А Собор Василия Блаженного…
Сталин прерывает.
– А вот это, палажи на мэсто!

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Комментарии по теме

  • Ira 26.03.2016 в 14:15

    🙂

  • Оставить комментарий

    Докажите, что вы не бот